с 11:00 до 21:00

без перерыва и выходных

КИРИЛЛ СТЕПУРКО: "Мой опыт музыкального образования для барабанщика в США"

КИРИЛЛ СТЕПУРКО: "Мой опыт музыкального образования для барабанщика в США"
Большое спасибо Степану Четверикову и ребятам из магазина Musimport за возможность  поделиться своим опытом о барабанном образовании в России и США.
И  спасибо моим российским наставникам А.Баклагину,А.Макурову,О.Ховрину,А.Калинину(Микшеру) за их талант и терпение.

Хочу заметить, что в России немало более именитых людей, которые могут об этом рассказать: Евгений Рябой, Олег Ховрин, Олег Бутман. Но «за неимением гербовой пишут на простой».
Надеюсь, что мой опыт тоже будет интересен и познавателен.
КИРИЛЛ СТЕПУРКО: "Мой опыт музыкального образования для барабанщика в США"

Большое спасибо Степану Четверикову и ребятам из магазина Musimport за возможность  поделиться своим опытом о барабанном образовании в России и США.
И  спасибо моим российским наставникам А.Баклагину,А.Макурову,О.Ховрину,А.Калинину(Микшеру) за их талант и терпение.

Хочу заметить, что в России немало более именитых людей, которые могут об этом рассказать: Евгений Рябой, Олег Ховрин, Олег Бутман. Но «за неимением гербовой пишут на простой».
Надеюсь, что мой опыт тоже будет интересен и познавателен.

Я не учился в Беркли официально.
Беркли тем и хорошо, что это очень открытое сообщество.
Ты можешь посещать те же лекции, что и студенты, покупать за наличные те же курсы, только чуть дешевле, ходить на те же мастер-классы, играть в тех же ансамблях и принимать участие в шоу, выходя на замену студентам.
Если честно, я мечтал, но никогда не задумывался серьёзно об учёбе в Штатах. После окончания ГМУЭДИ у Баклагина и МГУКИ у Рупца я жил, как и большинство московских барабанщиков.
Я был обеспечен работой, занимался, брал частные уроки, жизнь была налажена и предсказуема.
И так получилось, что я отправил жену (певицу) на курсы повышения квалификации на 5-недельную программу, которая проходит в Беркли каждое лето.
Пройдя прослушивание, она неожиданно получает большую стипендию на обучение в Беркли. Для русской вокалистки получить такой шанс – как выиграть миллион в лотерею.
Мы не могли им не воспользоваться.
Я распродал свою коллекцию барабанов, мы сдали квартиру, заняли денег и поехали на свой страх и риск.

Жизнь в Америке началась непросто.  
В отличие от Европы, в Штатах ты не имеешь права работать по студенческой визе.
А нужно оплачивать аренду (1000 - 1500$ за комнату!!!), покупать еду (после цен в американских магазинах наши Азбука Вкуса и Глобус Гурмэ просто магазины распродаж!), платить за транспорт.
Транспорт в Бостоне – это отдельная песня.
Ребята, когда я жаловался на наши автобусы, метро и электрички, я не представлял, что может твориться в «цивилизованных» странах.
Нам очень повезло с жильём. Мы не платили агенту, нас не обманули мошенники, как некоторых наших знакомых. Мы нашли комнату за 600$ у друзей. В пригороде. По расстоянию от Беркли это как от консерватории до Речного вокзала или Юго-Западной. По времени поездки – как до Серпухова, Звенигорода или Сергиева Посада  
Автобус, который ходит до метро раз в полчаса, может сломаться, забастовать или приехать раньше указанного расписания.
Для поезда в метро норма: встать и сломаться, блокируя движение, или задержаться на 30-50 минут. А на машине не наездишься: дневная парковка около Беркли – 25$, месячная – 400-450$.
Согласитесь, для неработающих студентов сумма гигантская. Особенно, когда ты считаешь каждую копейку, и зачастую стоит вопрос: съездить ли в Беркли на мастер-класс или концерт или на сэкономленную сумму купить еды.
Но про все трудности забываешь, когда наконец попадаешь к педагогам  Беркли.  
На момент моего пребывания в Штатах только учащихся на барабанном отделении было более 700 человек и педагогов более 40! Естественно, хотелось попасть к самым-самым.
Это было непросто .
Либо они ездят по турам, как Terri Lynn Carrigton, Omar Hakim или Dave DiCenzo, либо у них по 100-150 учеников и нет времени, как у Энрике де Альмейда.  Мне очень повезло позаниматься у трёх титанов барабанного искусства:

Henrique de Almeida – это один из ведущих педагогов по технике, постановке, координации и полиритмии в Беркли.
John Hazilla – один из лучших преподавателей по щёткам на побережье, замечательный методист, спортсмен, философ и великолепный музыкант.
Yoron Israel – Assistant Chair of Percussion Department, барабанщик Ahmad Jamal, Benny Golson и один из самых музыкальных аккомпаниаторов.
Занятия у нескольких преподавателей по разным методикам позволили мне более полно составить впечатление о системе преподавания.
И вот, на какие особенности я бы обратил ваше внимание:

    •    Их уважение ко времени.
Своему и твоему.
Надо сказать, что Америка в этом плане очень сильно отличается от России.
Желательно, чтобы ты был на месте минимум за 10 минут до начала урока.
Опаздывать на урок – неуважение, занятия начинаются всегда вовремя.
Каждая минута насыщена информацией только и исключительно по предмету.
Параллельно тебя учат грамотному планированию своего времени (тайм-менеджменту).
Круглосуточно занимающиеся в классах Беркли барабанщики – это миф.
Официальный лимит комнат для барабанов – 4 часа. Если тебе повезло и за тобой нет очереди, ты можешь позаниматься ещё 2.  
В это время входит: взять ключ на ресепшн, вытащить барабаны из шкафчика, донести до комнаты, собрать, позаниматься, разобрать и упаковать барабаны, занести их обратно в шкафчик и сдать ключ.  
Поэтому каждая минута на вес золота, и ты учишься ценить и грамотно распределять своё время.

    •    Нету разговоров за жизнь.
В России каждый из нас сталкивался с тем, что вместо лекции по предмету может быть обсуждение сериала, политики, последних впечатлений и просто болтовня.
В Штатах такого нет.
Это не зависит от денег, которые им платят.
Концентрация на предмете - это уважение к себе, студенту и своей работе.  
Они делают свои занятия настолько насыщенными, что
    •    Тебя постоянно держат тебя на пределе возможностей
Дедлайны очень дисциплинируют и мотивируют. В конце каждого занятия тебя подводили к максимуму твоих технических и скоростных возможностей, в которые ты не верил. Тем не менее, всё получалось.

    •    Без «игры в бисер».  
Американских педагогов можно сравнить с хорошими терапевтами.
Они безошибочно ставят диагноз и ненавязчиво подводят к лучшему для тебя решению проблемы.  Все задачи, которые они ставят, очень полезны и необходимы для стиля и ситуации, в которых ты играешь.
Нету ненужной «нагрузки ради нагрузки» и «искусства ради искусства».
При этом ты

    •    Одновременно прорабатываешь несколько аспектов.
Занимаешься и рудиментами, и полиритмией, и читкой, и координацией, работая над каждым упражнением.
Они при этом обычно играют твое задание под клик вместе с тобой на второй установке.Это позволяет им оставаться в форме -и какой!- и помогает тебе лучше понять,КАК правильно играть данные упражнения.

    •    Интересно, что они используют совершенно другие пособия, чем те, по которым я учился в России. Важно, что разные профессора давали разные упражнения для проработки своих техник и методик  на основе одних и тех же учебников.  
Garry Chafee Timetable – старт и основа всему.
Читка и координационные упражнения на основе триольной пульсации - Ted Reed “Syncopation”.
Для координации и читки на основе пульсации 16-ми – Garry Chester “New Breed”.
Забавный факт: когда я захотел улучшить свой  звук, артикуляции и нюансировку в джазовой игре на установке – мне тут же вручили книжку классических этюдов для малого барабана.
Ох, как я жалел, что не уделял должного внимания этюдам Купинского!
Как  в фильме “Crossroads”: для того, чтобы лучше звучать в современных стилях, надо уделять внимание классике.

    •    Не стоять на месте.
Учёба у некоторых наших замечательных педагогов базируется на работе с одними и теми же пособиями, скрупулёзному вниманию к деталям и постоянному повторению и  улучшению одного и того же текста.
В Штатах всё было совсем по-другому: дали задание – прочитал, как сумел, с неизбежной лажей – всё равно идёшь дальше, не зацикливаясь на исправлении ошибок в только что сыгранном тексте.

    •    Нет ревности.
Российское образование вообще и, в частности, музыкальное, сформировано под влиянием европейской традиции.
Когда отношение между учителем и учеником – это Мастер-Подмастерье, где мастер принимает подмастерье на учёбу, берёт за него ответственность и относится к нему, как к члену своей семьи. Соответственно, переход к другому мастеру сродни ухода из семьи.
В американской традиции педагог – это бизнес-тренер.
Чем более узкая специализация, тем дороже специалист.  Я был поражён, что сами педагоги рекомендовали курсы своих коллег для более качественного обучения. Например: моей жене, поступившей в Беркли, как джазовая певица, стало интересно освоить технику соул и R&B.
И её педагог по специальности на тот момент, вместо того, чтобы продать ей свой курс, посоветовала другого педагога, специализирующегося именно на этих стилях.
В России, к сожалению, педагоги часто рассматривают друг друга не как коллег, а как конкурентов с сопутствующим негативом. В Америке уважение к коллегам – это уважение к себе и к своей работе. Когда во время занятия к моему профессору Henrique de Almeida заглянул его коллега, известный на всё Беркли, звезда госпел и фанк музыки James Murphy,  половина моего урока превратилась в мастер-класс этого музыканта.  Более того, это было внесено в план занятия
  
    •    Физическая форма.  
Американцы вообще и музыканты в частности уделяют много внимания своей физической форме.
Один из моих профессоров, 65-летний джазмен John Hozilla, изучает восточные медитативные практики, имеет за плечами более 30 марафонов.
Помимо ежеутренних самостоятельных занятий,  ежедневных занятий со студентами и почти ежевечерних концертов, он каждый день пробегает от 5 до 10 миль и проводит не менее часа в спортзале.  В 65 лет.
Другой профессор, Henrique de Almeida, в свои 50+, помимо занятий со 150-ю (!) учениками, в этом году сдаёт на чёрный пояс по карате.
Для американских музыкантов сейчас это норма.  
Как хорошие танцоры, они относятся к своему телу, как к инструменту.  Ибо без должной физической формы ты просто не выдержишь таких нагрузок.  Это одна из причин их выдающейся работоспособности и великолепной техники.  
И меня очень радует, что российские музыканты тоже стали уделять этому внимание. Например, доцент Академии им. Гнесиных Иван Ноевич Авалиани успешно практикует йогу и даже ведёт собственную группу.
    •    
Занятия под музыку.
Занимаясь свинговым звукоизвлечением, балансом и координацией, я был удивлён, что мне КАТЕГОРИЧЕСКИ не рекомендовалось заниматься под метроном.  
Наоборот, для каждого технического момента, темпа и задачи, разными педагогами выдавался список из знаменитых, знаковых и важных джазовых стандартов. И как хорошо они знали эту музыку!
Те же упражнения из школы Джона Райли, отработку правильного баланса, артикуляции и звукоизвлечения ты должен был делать под аккомпанемент твоих любимых джазовых исполнителей, а не метронома.
Это был один из ключевых моментов для развития твоей музыкальности, знания материала, традиций и корней музыки, исполнителей и их творчества и выработка умения играть стильно параллельно с работой над координацией и звуком.
Ещё один пример многозадачности, большей эффективности и насыщенности занятий.


    •    Разные «замки» (хваты палки), баланс и звук.
Как        говорил Дом Фамуларо, «для каждой ситуации нужен свой инструмент».
Для джазовой игры пианиссимо, для фьюжн и роковой игры или для «мочилова из-за уха», нужны отдельные хваты палки и приёмы игры ногами. Поскольку я проходил базовый курс постановки, я этого коснулся неглубоко. Хотя даже ознакомительное освоение этих техник заняло у меня много времени.
Применение правильных замков и хватов позволяет «не давить в инструмент», играть максимально расслабленно, полным, но не орущим и не заглушающим другие инструменты ансамбля звуком.  
К тому же, как в восточных единоборствах, умение правильно работать на разной амплитуде сберегает ваши силы и здоровье.
Отдельное внимание уделялось правильному балансу между инструментами ударной установки, разному для разных стилей и акустических ситуаций.
Например,  баланс между тарелкой, хай-хетом, малым и большим барабаном в джазе,  в фанке и роке абсолютно разный, и работа над правильным балансом занимает немало времени. Но это того стоит.
Это как отработка правильного произношения при изучении языка.

    •    Развенчивание мифов.
1.  «Американцы тупые, ограниченные, неискренние и фальшивые».
Многие из нас слышали такое мнение от друзей, от российских сатириков, пропагандистов в зомбоящике и интернете, да и просто от друзей и знакомых.  
Да, действительно частью поведенческого этикета в англоязычных странах является отстранённо-позитивная вежливость. У них не принято жаловаться на жизнь, проблемы и без спросу указывать другим на их ошибки.
Они стараются сосредоточиться на позитиве, как в жизни, так и в окружающих людях. Positive criticism, positive thinking.

К тому же, хочется заметить, что нам повезло.
Как Москва – не Россия, так и Бостон – не Америка.
Это научный, культурный и образовательный центр США.  Интеллектуальный уровень людей повыше чем во многих других Штатах. А уж в Беркли и подавно.
Это пузырь, наполненный музыкой и влюблёнными в музыку людьми. Поэтому «тупых и фальшивых людей» практически не попадались, а те, которые попадались, быстро исчезали из нашей жизни. (Моё мнение, что «тупые, ограниченные, неискренние и фальшивые» присутствуют в каждой нации без исключения)

2. «Для американцев главное – деньги».
Не счесть опровержений этого утверждения, которые нам давала жизнь.  
Частные педагоги занимались с нами за обычную ставку гораздо дольше обычного урока (вплоть до 4х часов вместо 45 минут).
Просто потому что им это было интересно.
Они могли вписать бесплатно на ансамблевый класс (за который по идее надо платить, и немало), позаниматься гармонией, угостить весь класс специально приготовленным ланчем.
А уж количества рекомендательных писем, приглашений в именитые фестивальные проекты и другой важной и времяёмкой поддержки не счесть.
Отдельный разговор – это студенты-однокурсники и друзья.
Беркли – это невероятно сплочённое сообщество.
Все играют в проектах друг друга, готовятся, тратят свои деньги и время на дорогу, парковку и бензин, готовы приехать и на позднюю репетицию и на ночную запись.
При этом никто не спрашивает: «Сколько денег платят?» или «А что мне за это будет?»

3. «В Беркли все крутые, мне там делать нечего».
Ответ на этот вопрос мне дал Омар Хаким на частном занятии, на которое мне посчастливилось попасть.
Даже если невозможно достичь уровня виртуоза, занимающегося по 16 часов день с детского сада, «сегодня лучше, чем вчера. Завтра лучше, чем сегодня. Вкалывай по максимуму,Do your best.Ты играешь музыку и это уже величайший дар и повод для радости».
Несмотря на мой на тот момент невысокий и слабый уровень, именно благодаря этим занятиям, я получил очень хорошие контракты и приглашения, позволившие расплатиться с нашими долгами за Беркли и позже попасть в хорошо работающие, интересные составы.
Сильные музыканты и студенты вокруг меня были отличным стимулом заниматься, учиться и выискивать дополнительные возможности. Несоответствие уровня, по совету Омара Хакима, меня не волновал, а волновал только мой прогресс.

4. «Американские преподаватели только хвалят».
Доля истины в этом есть.
У них абсолютно другой подход.
Не давить на студента, вгоняя его в стресс, а подмечать положительные стороны, концентрироваться на них и вдохновлять тебя.
И это у них получается великолепно.
Но надо отметить, что если ты приходишь неподготовленным, то очень вежливо и мягко они тебе указывают на твои недочёты так, что уж лучше бы повышали голос
Я сделал одну ошибку, взяв курсы у двух профессоров одновременно.
Надо сказать, что каждый из них нагружает так, что времени на подготовку не хватает, даже если спать по 4 часа.
А тут – двое!
Естественно, через какое-то время я не справился со всеми заданиями и пришёл неподготовленным, после чего зарёкся это делать раз и навсегда.

Подводя итоги.
Как сказал замечательный музыкант, стипендиат и выпускник Беркли Николай Моисеенко, «Не думайте,что Беркли это рай»
И я с этим согласен.
Но, тем не менее, это очень сильное и эффективное учебное заведение,эффективное даже если там не учиться официально.
ИМХО, вложение денег в образование – одно из самых выгодных.

Американские музыканты,особенно звезды, всё время учатся и повышают свою квалификацию.
Michael Brecker и Kevin Mahogany брали уроки до самой смерти.
Dave Weckl, Vinnie Colaiuta,Neil Peart и Steve Smith занимались c Freddie Gruber уже будучи состоявшимися звёздами.
Michael Jackson, Madonna, Kristina Aguilera занимались у Seth Riggs.
И меня радует, что среди российских музыкантов зарождаются такие же тенденции.
Наши успешные барабанщики не прекращают свой рост и постоянно занимаются у американских преподавателей.
(Пётр Ившин, Борис Лившиц, Олег Ховрин, Павел Тимофеев и многие другие).
Поэтому всем, кто спрашивает, стоит ли учиться за рубежом, я говорю «ДА!»
Не забывайте, что есть интернет, есть огромное количество открытой информации, онлайн-курсы.
Всё это доступно,а зачастую и вовсе бесплатно!И необязательно для освоения материала туда ехать))
И не забывайте про наших замечательных педагогов (И.Авалиани, А.Курашов, А.Онищук, Т.Пантелеев, М.Клотц, Д.Власенко, И. Джавад-Заде, А.Машин, М.Олейник, Д.Маранин, Д.Сагамонянц, А.Баклагин, О.Ховрин, Э.Зизак, С.Макиевский,  М.Кабальскис, Ю.Бобрушкин и его воспитанники Л.Климович, С.Недзельский, С.Батраков, Д.Попов, М.Дёмин и многие другие-если начну перечислять всех,никогда не закончу эту статью))).
Кому лень – ищет причину.
Кому интересно – ищет повод.
Я желаю всем находить как можно больше поводов для самосовершенствования!

#кириллстепурко #berklee #барабанныйджем #drumjam #барабаны #ударные #барабанныймагазин #драмшоп #drumshop #музимпорт #musimport #muzimport #барабан #перкуссия #drum #drums #drumset #музыкальныймагазин #музыка #московскийбарабанныймагазин #moscowdrumshop

Возврат к списку